^Back To Top

SLogin

Войти через:

Joomla шаблоны бесплатно http://joomla3x.ru

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Данная байка, основанная на реальных событиях, была написана мной позавчера. Оказалось, в тот же день наши доблестные органы прихватили за вымя этого полиционера с тонной зелёных денег. Очередная тварь насрала в душу. А ведь в Советской милиции служили совсем другие люди...

Так что есть ещё один повод с ностальгией взглянуть в прошлое и улыбнуться:

Недавно в сети попалась на глаза старая купюра достоинством пятьдесят рублей образца 1997 года, с намёком, что вот тогда это были деньги, не то, что ныне. И я немедленно вспомнил один весёлый случай, который произошёл со мной ещё чуть раньше, в далёком 1994-ом. Тогда, как и сейчас, основной ходовой купюрой была тысячная. Правда в ходу уже были и пяти, и десяти, и даже пятидесятитысячные бумажки.

Служил я в то время в органах, вернее, как служил — был принят на службу в конце девяносто третьего с испытательным сроком в три месяца, и как раз закончил проходить этот самый срок, ожидая скорой командировки на обязательную специальную подготовку сроком на сто дней. Звания на тот момент не имел, представление ушло, но еще не вернулось, поэтому шарился я по управе в гражданке и имел удостоверение с непонятной должностью «сотрудник УВД». Для товарищей офицеров это являлось постоянным поводом для шуток в стиле «Бонд, Джеймс Бонд», и шариться по третьему этажу, где сидел начальник управы, мне было категорически запрещено. Особенно учитывая мой чисто компьютерный прикид (джинсы, свитер) с модным в то время хаером на голове. Если кто помнит, был такой диджей Сергей Минаев, и то, что было у него на башке, «а ля каракуль», в то время было очень модным. Впрочем, я и сейчас так хожу, изредка кардинально укорачиваясь. Но попадаться в таком виде руководству было чревато.

Сидело наше интересное подразделение аккурат между уголовным розыском и борцами с наркотиками, и то, что прямо тут, среди них, появился «настоящий компьютерщик», не осталось тайным. К шефу на поклон пошли ходоки и делегации отпустить меня побатрачить на ниве настройки и обучения юзеров. На заре внедрения персоналок, локальных сетей и Винды тема была очень актуальной, собственно поэтому я там и оказался. Шеф давал добро, благо, к самостоятельной работе по вышеуказанным причинам допускать меня было нельзя, да и укреплять горизонтальные связи с соседями необходимо и весьма полезно. Так что достаточно быстро я стал широко известен в узких кругах оперативных работников, да и в следствие этажом выше пару раз зазывали. Там правда был свой крепкий любитель, но не профи, да и собственной следственной работы у него было навалом, тащил ярмо по совместительству.

Так и слонялся я то там, то здесь, пока не подошёл срок моей командировки. С билетами на паровоз решилось быстро — выписали требование, съездил на вокзал, обменял одну бумажку на другую. А вот с командировочными оказался офигенный напряг. В то время с наличностью вообще были напряги, а уж во внеурочное время тем более. Да ещё сумма состояла не только из суточных, но и денег на проживание, так как ведомственная общага по месту командировки могла быть, а могла и не быть. И выходила на руки весьма круглая по тем временам сумма чуть более шестисот тысяч рублей.

Срок отъезда неумолимо приближался, а в финчасти каждый день один ответ - денег нет. И вот поезд уже завтра, вторая половина дня, в кабинет залетает шеф и командует: «В финчасть бегом марш! Деньги привезли!» Помчался я зигзагами по управе с этажа на этаж, обходными путями, дабы не засветиться на красной дорожке у генеральского кабинета. Успел!

Тут надо сказать, что зарплата нам обычно выдавалась в конвертах. Сумма внутри, фамилия снаружи, расписался в ведомости — и адью, у себя пересчитаешь. Думал, так и получится. Ага! Дама в финчасти, пристально посмотрев на меня, положила на стойку ведомость и ткнула туда пальцем: «Распишись». Расписался за шестьсот с лишним тысяч и стал ждать пухлого конверта. Однако дама открыла сейф и начала доставать оттуда пачки. Много пачек. Новеньких, в банковской упаковке, воняющих новьём и типографией. Купюрами по сто и двести рублей. Е-э-эх мать! Выкладка продолжалась долго, гора денег на стойке росла и росла, наконец финансистка, положив рядом с бумагой горку мелочи, молвила:

- Забирай!
- А, эм, крупнее нет? - проблеял я. - Мне же ехать...
- Нет, крупнее нет, привезли только такие!
- Мля-а-а... А как я понесу-то? Давайте я к себе за пакетом схожу! - повернулся я было к выходу.
- Стоять! - дама строго посмотрела на меня. - Я что, твои деньги караулить буду? Ты уже расписался.
- Мля-а, - мой растерянный взгляд был красноречив, и я уже собрался было снимать и завязывать узлом свитер в весёлую красно-синюю полосочку, с целью превратить его в мешок, но тут дама смягчилась. - Ну ладно, есть тут у меня конверт, держи, я сложу.

Конверт был старорежимного вида, с откидным верхним клапаном, из толстой серой бумаги. Я его расширил в стороны как мог, а женщина стала складывать туда денежные пачки. Получилось с горкой. С очень высокой горкой, грозящей в любой момент рухнуть. Мелочь она осторожно и равномерно высыпала сверху — «посолила». И, открыв дверь, махнула рукой: «Иди».

И я пошёл, плавно, как эквилибрист в цирке, держа пакет очень ровно на вытянутых руках. Тут уже о зигзагах по управе речи не шло — донести бы. Выглянул из-за угла в коридор с красной дорожкой, прислушался. Дверь в приёмную открыта, стучит машинка - секретарь генерала по клавишам долбит. Ну, значит нет его, не стала бы она в приёмной долбить, когда тот у себя. Я двинулся вперёд и аккуратно проплыл мимо открытой двери — стук машинки за спиной внезапно стих. «И было ей явление — волосатый, в кофте полосатой, с мешком денег». Не оглядываясь иду дальше, миную этажное фойе и выхожу на последний подъём по винтовой парадной лестнице, так же застеленной дорожкой. «Фу-у-у, пронесло...» - генерала там быть уже не должно, он по управлению обычно просто так не бегает, тем более вверх. Кого ему надо — вызывает.

Выходя на финишный пролёт, я с надеждой посмотрел вверх, а в голове оформилась мысль: «Разменять на крупные не успею, денег ни у кого нет, тем более таких, а ехать уже завтра. Придется брать с работы чемодан типа «Дипломат» и юзать его как кошелёк. Далеко ли так уеду?»

И тут навстречу мне с этажа начинает спускаться начальница оперчасти УГРО майор К. Интеллигентная женщина, оперативница ещё советской закалки. По мере приближения глаза её всё расширяются и расширяются, и, подойдя вплотную, она вполголоса так доверительно и проникновенно спрашивает:

- Дима, ты что, ограбил финчасть?

Я, млять, там со стыда чуть на первый этаж не провалился, и, со вселенской скорбью в глазах, молвил:

- Командировочные выдали...
- Куда?
- Ну, туда, куда надо.
- Навсегда что ли уезжаешь?
- Нет, на сто дней.
- Ты столько не выпьешь.
- Так мелкие. Не знаю как везти...
- Я знаю. Иди за мной, - и повела меня в кабинет, где бывали немногие.

Там был сейф, а в нём хранился «общак», то бишь деньги на оперативные надобности и агентурное вознаграждение для всяческих стукачей. И обменяла она мои пятьсот тысяч всего на десять бумажек по пятьдесят.

- А что, мельче никак нет? - такой крупняк тоже был в то время засадой.
- Нет, нам выдали только такие.
- Так сдачу никто не сдаст ведь...
- Ну, либо так, либо никак. Зато карманы не оттопыриваются, да и сотня мелкими у тебя осталась, разберешься. Нам тоже, знаешь, сдачу никто их этих не сдаст, а кое-кому я с удовольствием твои пачки всучу.
- Спасибо! - улыбнулся я. - Разрешите идти?
- Иди. Аккуратней в дороге. И много там не пей.

Честно, я старался. Получалось плохо. Особенно когда пришло первое офицерское звание. Но это уже совсем другая история.

Комментируют только зарегистрированные пользователи.